За какие деньги готовы работать узбеки: честный рассказ, который удивит любого россиянина

За какие деньги готовы работать узбеки: честный рассказ, который удивит любого россиянина

Сценарий резни русских от старого узбека.

Есть у меня один знакомый узбек-гастарбайтер 58 лет, зовут по нашему Ваня, как по ихнему – не помню, да и не важно. Ваня исправно ишачил на стройках с 2002 года, бывал в разных переделках и много чего повидал в России, естественно негативного. Сегодня Ваня уехал домой в Узбекистан и больше не вернётся – здоровье сильно подорвано, а 3 сына остались где то в Московской области и будут обеспечивать его и мать, отсылая деньги домой. Сегодня перед отъездом Ваня решил рассказать мне одну вещь.

– Уезжаю, хочу поговорить с тобой, – сказал Ваня и закинув в рот нацвая, начал рассказывать.

– Вам, русским, скоро конец. Вы не понимаете – что происходит. Вас скоро будут вырезать. Ну почему вы такие глупые?! Неужели вы не видите – сколько нас, мусульман вокруг вас? Вы что, не видите, как ваше еврейское правительство специально завозит нас всё больше и больше? Нас уже много, очень много, а скоро нас станет больше вас.

Мы живём на ваших фабриках и заводах по 300-500 человек, мы не курим, не пьём, не наркоманим. Многие из наших молодых активно занимются спортом, у всех есть холодное оружие, а у некоторых уже и огнестрельное. Не верь тому, что нам платят копейки. Нам платят больше вас. Например я на стройке получаю 40-45 тысяч рублей. А вам говорят, что мы работаем за 10 тысяч – вас обманывают, это сказка для участкового, что бы меньше платить ему “за крышу”. пока платить.

У нас, т.е. у наших руководителей, есть глобальный план. Они не сами его придумали, наши хозяева, они сами пешки, хотя и ездят на дорогих машинах и имеют в собственности магазины, рынки, рестораны.
План этот скорее всего придуман даже не вашим правительством, а кем то ещё выше. Он заключается в том, что все мы знаем, что нам делать в час Х.

Мы хорошо организованы. Когда настанет час Х, мы выйдем все и начнём кровавую резню.
Мы припомним вам все унижения, все страдания, которые вы нам причинили за последние 10 лет – как вы презирали нас, как людей третьего сорта, как вы кидали нас на деньги, как травили нас ваши продажные менты.

У нас есть разнарядки – кто кого будет убивать. В первую очередь мы убьём в каждом городе всех ваших ментов, всех чиновников, а так же руководство предприятий, где мы работаем. Мы убьём всех ваших священников и сожжём все церкви и монастыри. Это не составит особого труда.
Более подготовленные из нас займутся уничтожением военных из воинских частей, расположенных в нашей зоне проживания – у нас всё распределено. Затем мы займёмся обычным людом, мы будем убивать вас прямо в ваших кроватях.

О каком ОМОНе, о какой армии ты говоришь?! Нас в Москве и в Московской области, в Питере и Ленинградской области и т.д. и т.п. – больше в десятки раз, чем ваша полиция и армия вместе взятые в каждой области. Нас – легион. У нас грамотное руководство, мы все поделены на отряды, бригады и т.п.
Посмотри гастарбайтерам в глаза – мы вас уже не боимся, как 5-8 лет назад. Мы сильнее, дружнее и организованнее и мы ещё недолго будем жить в вагончиках и подвалах фабрик. Мы будем жить в ваших домах и квартирах, мы и сейчас плодимся и размножаемся в таких условиях, а когда мы переедем в ваше жильё – мы будем размножаться как кролики.

И никто вам не поможет, т.к. ваше правительство, выполнив свою миссию – свалит к тем, кто всё это заказал и проплачивает. А заграница только будет хлопать в ладоши – смотря, как убивают русских.
Они лишь введут сюда свои войска и спецподразделения для ликвидации вашего ядерного оружия, но мы не будем им мешать и позволим забрать всё, что им нужно – это тоже часть этого плана.

Зачем всё это? Это сейчас вы разбежитесь все по лесам, когда всё начнётся, но вы не всегда были такими. Вы – великий народ и поэтому вы должны быть уничтожены, именно как народ со своей культурой и верой.

Зачем я тебе это рассказал? Ты мне не сделал ничего плохого. Я уезжаю и больше не вернусь, т.к. я болею и не могу больше работать. Хочешь совет? Уезжай. Забирай семью и уезжай. Или хотя бы найди себе пока место, куда можно будет свалить при первой же возможности. Где найти, куда ехать – не знаю.

Когда настанет час Х? Никто из нас не знает, но мы ждём. Я думаю, что примерно – лет через 5, одно могу сказать – это будет при нынешнем режиме, при этих людях, кто управляет сейчас вами.
Только они могут дать гарантию своим хозяевам, что выполнят их заказ до конца.

– Ладно, пойду собираться. в Москву скоро выезжать – на поезд. Пока, мент.
Береги себя и семью. Прощай.

«Я для них враг и колонизатор»

Что знают и что думают в России о мигрантах из Средней Азии

Думают одно, говорят другое, делают третье. Трудолюбивы и исполнительны. Улыбаются, но это ничего не значит. Почти никогда не показывают настоящих эмоций. Главный человек для них — мать. Ненавидят Россию, а нас считают колонизаторами. Вот далеко не полный набор стереотипов, которыми характеризуют работающих в России узбеков, киргизов и таджиков. Что в этом правда, а что домыслы? Что мы знаем о дворниках, таксистах, продавцах и нянях, живущих с нами по соседству? Очень мало. «Лента.ру» попыталась заполнить эти пробелы, обратившись к москвичам, которые больше других знакомы с выходцами из Средней Азии и на личном опыте убедились, насколько это тонкое дело — Восток.

Пятая волна миграции

— У меня в квартире четыре года жили две женщины из Узбекистана, мать и дочь, — рассказывает Светлана Андреевна. — Мать, Ильхом, за мной ухаживала — я инвалид, не могу самостоятельно передвигаться. А ее дочь работала кассиром в магазине. Лучшей сиделки и компаньонки у меня не было за все 20 лет после той аварии — нарадоваться не могла. Вы же понимаете, что уход за парализованным человеком дело не легкое и не совсем приятное. Я не могу сама встать или лечь, меня надо несколько раз за ночь переворачивать и делать многое другое, о чем вам знать необязательно. Ильхом делала даже больше, чем мне требовалось, причем с душой. Два года назад они уехали на родину, а у меня с тех пор поменялось уже семеро постояльцев: украинцы, молдаване, русские, но ни с кем наладить быт не получается.

— Среди моих сотрудников в общей сложности 80 человек узбеков и киргизов, — говорит Виктор, директор складов известного итальянского бренда одежды. — Зарплаты у нас небольшие, до 30 тысяч в месяц, и россияне к нам, мягко говоря, в очереди не стоят. Раньше у меня в штате было несколько москвичей, но работали спустя рукава, что и понятно — трудоустраивались они ко мне от безысходности. Узбеки же держатся за место, довольны работой, выполняют все требования, не опаздывают, на работе не употребляют алкоголь, к телефону подходят сразу же, все у них в порядке и чистоте. Трудолюбивые как пчелы, совершенно не конфликтные, многие работают уже по пять лет, я знаю их по именам, могу доверять и еще ни разу не обманулся.

Мне вообще кажется, что люди, обвиняющие «понаехавших» узбеков и киргизов в половине российских бед, не только лукавят, но ведут себя некрасиво. Азиаты — это пятая волна трудовой миграции в Россию после развала СССР. До них были украинцы, азербайджанцы, молдаване и армяне. Неприятностей от прошлых мигрантов было не меньше, а, скорее всего, больше, но никто их публично ни в чем не обвинял. Потому что попробуй, обвини — диаспоры вполне могли возбудить дело за клевету или лично отомстить. Узбеки же, киргизы и таджики совершенно безобидные, сдачи не дают, поэтому можно говорить что угодно. На днях смотрел видео в YouTube — русские мальчишки цепляются к дворникам-узбекам, бьют их кулаками, пытаются поставить подножку, оскорбляют, не разбирая выражений, а те только улыбаются и уходят. Попробовали бы они так повести себя с азербайджанцами 10 лет назад….

— Я год прожила в Ташкенте и теперь стараюсь не иметь контактов с выходцами из этого региона, — говорит топ-менеджер аудиторской компании Виктория. — Возможно, мне так не везло именно потому, что я иностранка, но сказать, что мои тамошние знакомые были двуличными, значит, ничего не сказать. Они думали одно, говорили другое, делали третье, при этом всегда у них имелось и что-то четвертое. У нас тоже встречаются такие люди, разница в том, что для нас это проблема: «чужая душа потемки», а для них (по крайней мере для моих визави) это норма, даже достоинство: «Восток — дело тонкое». Они были щедры на обещания, но очень легко забывали о них. Они, как бы это сказать, очень «холодные» — у них почти не встречается теплоты в отношениях, если речь не идет о родственниках. В Ташкенте, в столице, в современном городе они с какой-то неистовостью почитают свои традиции: жена в доме, даже работающая, практически служанка; уважение к старшим, особенно к родителям мужа, доходит до подчинения; родственники всегда важнее и так далее.

Если же уехать от Ташкента на 50 километров, вы вообще попадете в Средние века, где женщина категорически не имеет права ходить по улице без сопровождения мужчины. И вот что интересно: в Ташкенте от иностранцев, от меня в частности, требовали неукоснительного соблюдения их обычаев. Я год проходила в длинных платьях с закрытыми плечами, никогда не противоречила старшим, даже на деловых переговорах, в общем, всеми силами демонстрировала уважение к местным традициям и менталитету. К сожалению, в Москве я постоянно вижу, как узбеки ведут себя прямо противоположным образом. На днях села в такси, водитель — узбек. Едем. Я ему говорю: «Вы неправильно дорогу выбрали, вот так будет короче». А он: «Мне так невыгодно тебя вести». Я, конечно, вскипела: «Ты как со мной разговариваешь, я тебе в матери гожусь. Ты бы дома посмел так говорить с женщиной моих лет?» Он притих и даже извинился, но глаза были очень нехорошие.

Что они думают?

Материалы по теме

«Расизм тут ни при чем»

— Я служил в Ташкенте, 20 лет там прожил, уехал в 1996 году, — вспоминает полковник в отставке Виктор Тимофеевич. — Уезжая, продал трехкомнатную квартиру за 3 тысячи долларов, и то чудом. У меня слезы стояли в глазах, когда я из поезда увидел русские надписи на станциях. После развала СССР в Узбекистане поднялись русофобские настроения. Русские там стали людьми не второго, а третьего сорта. Узбеки разрушили все советские памятники, стали называть русских колонизаторами, кричать на улицах «долой русских», участились драки. Никто не был уверен в безопасности близких. Русских вытесняли из всех сфер жизни. Увольняли с любой работы без объяснения причин. Участились надуманные обвинения, злоупотребления чиновников и тому подобное. Еще вчера гостеприимные и хлебосольные узбеки объявили Россию главным врагом, ненавидели всех нас без разбора. А сейчас еще хуже, потому что выросло поколение, не имевшее опыта жизни в той стране, знающее о России только из пропаганды. Мне это известно не понаслышке, я поддерживаю отношения с оставшимися там сослуживцами. После всего этого мне уже сложно относиться с симпатией к узбекским дворникам и продавцам. Возможно, и они думают, что я для них враг и колонизатор.

— Я уверена, что все люди разные, вне зависимости от национальности, — считает главный редактор московского глянцевого журнала Ирина. — Десять лет назад ко мне на дачу постучались два молодых узбека, готовые делать что угодно: хочешь — Mercedes водить, хочешь — квадроцикл починить, колодец выкопать, камин построить. Конечно, делать они ничего не умели и по-русски едва говорили. Мой газон они превратили в минное поле после взрывов. Я на них, конечно, накричала, но потом попыталась научить их правильно пользоваться газонокосилкой. Один, Алишер, схватывал на лету, второй ничему не хотел учиться. Сегодня этот Алишер сносно говорит по-русски, в нашем коттеджном поселке ему доверяют ремонт кровельных систем и установку очистителей для воды стоимостью с автомобиль. Я бы сказала, что он нарасхват. А второй так и остался годен только на то, чтобы мусор вынести, и то нужен глаз да глаз. Что они при этом думают обо мне? Полагаю, что первый, которому я плачу приличные деньги за квалифицированную работу, должен думать обо мне что-то хорошее. А второй, скорее всего, наоборот.

— Официально как журналисту я вам ничего не скажу, — говорит участковый уполномоченный полиции одного из северных районов столицы Сергей. — И никто не скажет. Мы не разделяем людей по национальному признаку и не общаемся с прессой без приказа сверху. Я давно работаю и знаю, чего стоят ваши заверения в анонимности. Но если бы я был гражданским, я бы заметил такую закономерность: пока они имеют работу, с ними все хорошо. Они за работу держатся, и еще как. Говорят, что на московскую зарплату в узбекском селе можно купить лошадь. Проблемы начинаются, если кто-то из них теряет работу и остается без жилья и средств к существованию.

Странные няни и брачные аферисты

— У меня четверо детей, и когда младшая была совсем маленькой, требовалась вторая няня, — поделилась своей историей преподаватель вуза Елена. — На эту должность мы с мужем взяли женщину из Узбекистана, Назиму, потому что обходилась она нам почти втрое дешевле первой, московской няни. В ее обязанности не входили развивающие игры или обучение детей английскому, к тому же она была всегда под присмотром. Проработала она у нас год. Было в ней и хорошее: она очень трепетно относилась к детям; было и настораживающее: несколько своеобразные представления о гигиене и кормлении, которые никак не удавалось изжить. К примеру, она могла дать кусочек сала годовалому ребенку или высушить и положить на место описанный матрасик. В общем, когда дочке исполнилось полтора года, мы с Назимой расстались. Вместо нее у нас до сих пор работает няня из Молдавии. Конечно, после тех событий на «Октябрьском Поле» мы бы няню из Средней Азии не взяли. Понятно, что это частный случай, но когда речь о твоих детях…

Материалы по теме

«Такой вот Киргиз-таун»

— Мне кажется, что все работающие в Москве узбеки и таджики — брачные аферисты, — заявила женщина лет шестидесяти, представившаяся Инной. — Они ищут одиноких женщин за 50, у которых уже мало шансов создать семью, и очаровывают их. Зря улыбаетесь, это целая напасть. Моя подруга познакомилась с узбеком младше ее на 25 лет, пустила в дом, стала жить с ним, а он бросил работу и отсылает домой 15 тысяч в месяц из ее зарплаты. Она теперь не знает, что делать и как его выгнать. Мы с ней позже нашли целые форумы в интернете, где общаются женщины, у которых поселились гастарбайтеры. У них это мечта — найти такую дуру, как моя подруга, чтобы за квартиру не платить, жить на всем готовом и не работать. Обещают жениться, но никогда не женятся. Рано или поздно уезжают домой, даже если здесь уже дети.

Читайте также:  10 простых советов для дома, которые сделают нашу жизнь счастливей

Есть у меня и личный опыт. Около года назад я вызвала бригаду маляров обои поклеить. Пришел узбек, посмотрел квартиру, и сказал: «Пятнадцать тысяч за работу, и ты будешь жить со мной!» Я ему сказала: «А ну-ка пошел вон отсюда…» — добавила пару ласковых, конечно, так он меня за шиворот схватил и замахнулся — думала, убьет. И когда я дверь за ним закрыла, поняла, что ни одного восточного человека больше на моем пороге не будет.

— Дочь моей клиентки познакомилась в институте с узбекским юношей, — делится опытом семейный психолог Марина. — Родители у него государственные чиновники в Ташкенте, так что парень из элиты. Молодые захотели пожениться, а моя клиентка пришла ко мне и попросила узнать все что возможно о перспективах такого брака. Я нашла экспертов через свои каналы, много говорила с нашими дамами, которые живут в Ташкенте, в итоге мой диагноз был однозначным: помешать свадьбе любой ценой. Менталитет настолько другой, что подстроиться под него образованной русской женщине невозможно. Исключения бывают, но они крайне редки. Начнем с того, что женщина в узбекской семье несет ответственность как за психологический комфорт мужа, так и за психологический комфорт его родителей и родственников. Что-то пойдет не так — виновата будет невестка. А оценивать, так все идет или не так, будет не столько муж, сколько его мать и многочисленная родня.

Мать для любого узбекского мужчины, образованного или нет, из высших слоев общества или из крестьянской семьи, превыше всего в мире. В любом недопонимании между матерью и женой (конфликты попросту недопустимы) он окажется на стороне матери, кто бы ни был прав. Молодая жена одна воспитывает детей, убирает в доме, готовит, развлекает гостей, и это притом, что 60 процентов узбечек работают. Развлекать гостей и готовить приходится много и часто — узбекский дом всегда открыт для гостей, в первую очередь для родственников мужа. Кроме того, против брака с русской женщиной наверняка восстанет родня; дети в обязательном порядке будут расти мусульманами и так далее. Наверное, к счастью, узбекские юноши гораздо чаще обещают жениться на россиянках, чем готовы сделать это на самом деле. В Узбекистане секс до брака табуирован, но родители-узбеки благосклонно относятся к тому, чтобы их сын набрался опыта за границей.

Я их не замечаю

Специалисты уверяют, что ксенофобия рождается от незнания. Дескать, чужое и неизвестное пугает нас. Трудно спорить с экспертами, но как показывает наш опрос, личный опыт взаимоотношений хоть и добавляет понимания, но не гарантирует симпатии. Просто страх уступает место неприятию. Готовя этот материал, корреспондент «Ленты.ру» опросил около сотни москвичей. Надо признать, что откровенно негативное отношение к мигрантам из Средней Азии наши собеседники выражали редко.

Чаще люди говорили, что ничего о них не знают и знать не хотят. При этом москвичи в большинстве своем довольны работой приезжих и не возражают против такого соседства. «Кто мне еще дом на даче покрасит за 10 тысяч?»; «Все бы хорошо, если бы еще Курбан-байрам в Москве отменить»; «Мне они не мешают, я их не замечаю»; «Во дворах чисто, и ладно»; «На работу их не беру. Ничего личного, просто не хочу разборок с ФМС», — вот самые распространенные ответы тех, кто никогда не имел с приезжими «ничего личного». Может, верно говорят, меньше знаешь — крепче спишь.

Материалы по теме

«Ксенофобия досталась нам от наших животных предков»

Специалист по изучению Центральной Азии, старший научный сотрудник Института Востоковедения РАН Андрей Грозин считает, что в отношениях россиян и выходцев из Средней Азии сегодня действительно нет серьезных оснований для ксенофобии. Но вовсе не от незнания.

— Исследования показывают, что россияне воспринимают эти народы более позитивно, чем народы дальнего азиатского зарубежья: китайцев, афганцев, вьетнамцев и так далее. Происходит это именно потому, что у нас был опыт исторического сожительства. Общее прошлое. Они нам не чужие.

Таджики, киргизы и узбеки не воспринимаются нами негативно еще потому, что их гораздо меньше, чем нас. Все население Таджикистана чуть более восьми миллионов человек; в Киргизии — порядка шести миллионов. В Узбекистане более 30 миллионов, зато узбеки не пытаются закрепиться в России, практически всегда возвращаются на родину. Как и таджики. Они могут проработать здесь десять лет, но только для того, чтобы построить на родине дом, купить скот, женить сына. За видом на жительство в России обращаются в основном киргизы, и то редко. Поэтому в отношении представителей этих стран не возникает мифов, вроде «захвата китайцами Сибири».

Более того: кризис и девальвация рубля сделали трудовой рынок России менее привлекательным, а процедуры легализации трудовой деятельности усложнились. Как следствие — по таджикам и узбекам с 2014 года наблюдается снижение миграционной активности в среднем на 15 процентов в год.

Я бы назвал только один очевидный минус от гастарбайтеров — они развратили нас. Сейчас кризис, многие россияне теряют работу, но почти никто не соглашается временно поработать дворником или подсобным рабочим. Потому что это — для киргизов и узбеков, понижение социального статуса. Развратились и работодатели. Вместо россиянина, которого необходимо обеспечить общежитием, социальным пакетом и платить ему приличную зарплату, можно нанять двух таджиков. Впрочем, обвинять в этом исключительно приезжих было бы по крайней мере странно.

“У нас есть разнарядки – кто кого будет убивать”. Сценарий резни русских от старого узбека

Есть у меня один знакомый узбек-гастарбайтер 58 лет, зовут по нашему Ваня, как по ихнему – не помню, да и не важно. Ваня исправно ишачил на стройках с 2002 года, бывал в разных переделках и много чего повидал в России, естественно негативного. Сегодня Ваня уехал домой в Узбекистан и больше не вернётся – здоровье сильно подорвано, а 3 сына остались где то в Московской области и будут обеспечивать его и мать, отсылая деньги домой. Сегодня перед отъездом Ваня решил рассказать мне одну вещь.

– Уезжаю, хочу поговорить с тобой, – сказал Ваня и закинув в рот нацвая, начал рассказывать.

– Вам, русским, скоро конец. Вы не понимаете – что происходит. Вас скоро будут вырезать. Ну почему вы такие глупые?! Неужели вы не видите – сколько нас, мусульман вокруг вас? Вы что, не видите, как ваше еврейское правительство специально завозит нас всё больше и больше? Нас уже много, очень много, а скоро нас станет больше вас.

Мы живём на ваших фабриках и заводах по 300-500 человек, мы не курим, не пьём, не наркоманим. Многие из наших молодых активно занимются спортом, у всех есть холодное оружие, а у некоторых уже и огнестрельное. Не верь тому, что нам платят копейки. Нам платят больше вас. Например я на стройке получаю 40-45 тысяч рублей. А вам говорят, что мы работаем за 10 тысяч – вас обманывают, это сказка для участкового, что бы меньше платить ему “за крышу”. пока платить.

У нас, т.е. у наших руководителей, есть глобальный план. Они не сами его придумали, наши хозяева, они сами пешки, хотя и ездят на дорогих машинах и имеют в собственности магазины, рынки, рестораны.

План этот скорее всего придуман даже не вашим правительством, а кем то ещё выше. Он заключается в том, что все мы знаем, что нам делать в час Х.

Мы хорошо организованы. Когда настанет час Х, мы выйдем все и начнём кровавую резню.

Мы припомним вам все унижения, все страдания, которые вы нам причинили за последние 10 лет – как вы презирали нас, как людей третьего сорта, как вы кидали нас на деньги, как травили нас ваши продажные менты.

У нас есть разнарядки – кто кого будет убивать. В первую очередь мы убьём в каждом городе всех ваших ментов, всех чиновников, а так же руководство предприятий, где мы работаем. Мы убьём всех ваших священников и сожжём все церкви и монастыри. Это не составит особого труда.

Более подготовленные из нас займутся уничтожением военных из воинских частей, расположенных в нашей зоне проживания – у нас всё распределено. Затем мы займёмся обычным людом, мы будем убивать вас прямо в ваших кроватях.

О каком ОМОНе, о какой армии ты говоришь?! Нас в Москве и в Московской области, в Питере и Ленинградской области и т.д. и т.п. – больше в десятки раз, чем ваша полиция и армия вместе взятые в каждой области. Нас – легион. У нас грамотное руководство, мы все поделены на отряды, бригады и т.п.

Посмотри гастарбайтерам в глаза – мы вас уже не боимся, как 5-8 лет назад. Мы сильнее, дружнее и организованнее и мы ещё недолго будем жить в вагончиках и подвалах фабрик. Мы будем жить в ваших домах и квартирах, мы и сейчас плодимся и размножаемся в таких условиях, а когда мы переедем в ваше жильё – мы будем размножаться как кролики.

И никто вам не поможет, т.к. ваше правительство, выполнив свою миссию – свалит к тем, кто всё это заказал и проплачивает. А заграница только будет хлопать в ладоши – смотря, как убивают русских.

Они лишь введут сюда свои войска и спецподразделения для ликвидации вашего ядерного оружия, но мы не будем им мешать и позволим забрать всё, что им нужно – это тоже часть этого плана.

Зачем всё это? Это сейчас вы разбежитесь все по лесам, когда всё начнётся, но вы не всегда были такими. Вы – великий народ и поэтому вы должны быть уничтожены, именно как народ со своей культурой и верой.

Зачем я тебе это рассказал? Ты мне не сделал ничего плохого. Я уезжаю и больше не вернусь, т.к. я болею и не могу больше работать. Хочешь совет? Уезжай. Забирай семью и уезжай. Или хотя бы найди себе пока место, куда можно будет свалить при первой же возможности. Где найти, куда ехать – не знаю.

Когда настанет час Х? Никто из нас не знает, но мы ждём. Я думаю, что примерно – лет через 5, одно могу сказать – это будет при нынешнем режиме, при этих людях, кто управляет сейчас вами.
Только они могут дать гарантию своим хозяевам, что выполнят их заказ до конца.

– Ладно, пойду собираться. в Москву скоро выезжать – на поезд. Пока, мент.
Береги себя и семью. Прощай.

Стоит ли ехать в Узбекистан? Честный рассказ туристки

Журналист Sputnik Кыргызстан Асель Минбаева целую неделю провела в Узбекистане. Девушку удивила дороговизна авиаперелета, узбекские деньги, любовь к президенту и многие другие вещи, о которых она рассказала в статье.

Бьюсь об заклад, вы много слышали о суровых узбекистанских пограничниках, которые обыскивают иностранцев с изощренной тщательностью. Наслушавшись страшилок, я еще в самолете приготовилась к встрече с бравыми узбекскими офицерами.

Тридцати секунд хватило пограничнику, чтобы проверить мои документы. «Вы туристка? Впервые в Ташкенте? Добро пожаловать», — улыбнулся мужчина и поставил мне штамп в загранпаспорт. И стоило так переживать?

Матиз по цене Лексуса

В Ташкенте настолько чисто, будто к ним свекровь в гости каждый день наведывается. Я своими глазами видела, как женщина убирала с клумбы чуть увядшие листочки.

Первым делом мы поехали менять деньги. Я решила подождать у банка, доверив эту операцию подружке. Она вышла быстро с пачками денег в руках.

— Сложи их в рюкзак, чего ты их в руках носишь?
— Не могу, там уже все забито.

— Боже, ты что, поменяла все наши деньги?!
— Нет, только двести долларов.

В общем, узбекские деньги — это что-то невообразимое. У них во всех супермаркетах есть счетные машинки. За отель я расплачивалась минут пять: сотрудники пытались объяснить, сколько пачек денег я им должна отдать. Как там люди покупают квартиры и автомобили — не представляю.

Меня поразили ташкентские автомобили: они почти все белые! Как рассказали местные жители, в светлых машинах солнце не так припекает. При этом узбекистанцы ездят только на авто собственного производства —

иномарки там безбожно дорогие, только растаможка импортной машины составляет 125% от ее стоимости

Впрочем, и их родной «Матиз» там обойдется в копеечку. В Бишкеке на эти деньги можно купить подержанный «Лексус». Можете представить себе в центре Ташкента горячих мажоров, которые сидят в люксовом черном «Матизе» и на всю улицу слушают хиты Тимати? Как вы поняли, в каждой стране свои способы демонстрации богатства.

Кстати, жители Узбекистана долго не могли поверить, что улицы Бишкека забиты автомобилями класса «люкс». И действительно: откуда деньги в стране, у которой так плохо с производством? Приведу один диалог:

— А в Киргизии за годы независимости один президент был?
— Нет, что вы! У нас пять президентов за это время сменилось. Вот недавно очередные выборы были.

— А кто стал новым президентом? Сын старого?
— .

Дешевая еда и такси

Кстати, в Ташкенте дешево. Там такси ловят прямо на улице, можно доехать в любую точку города всего за 100 сомов. Но как мы потом узнали, местные водители для нас ломили тройные цены — они принимали нас за туристов из Казахстана. Еще один момент: не удивляйтесь, если таксист по пути захочет взять еще пару пассажиров. В Ташкенте так принято.

Несмотря на обилие машин, смрада от выхлопов в городе нет. По разным оценкам, около 75 процентов автолюбителей в Узбекистане предпочитают ездить на газе: в отличие от бензина, этот вид топлива стоит тут копейки.

На цены в кафе вообще не стоит обращать внимания: всего за 80-100 сомов вам принесут огромную порцию плова. Салаты стоят 30-50 сомов. Причем речь идет о центральных кафе города! Как-то я решила сократить количество калорий и заказала на завтрак омлет (он стоил 130 сомов).

Кто ж знал, что в Ташкенте делают омлет из шести яиц с месячной нормой сыра!

Как-то мы шатались по ташкентским улочкам, и подруга решила купить себе колы. Она взяла стеклянную бутылку и спокойно направилась к кассе. Однако продавец тут же вскрыл бутылку и на ломаном русском объяснил, что содержимое надо выпить здесь. Та решила не сдаваться просто так:

— Но я не хочу пить колу тут!
— Вы должны оставить бутылку нам.

— Давайте я за нее заплачу! Сколько она стоит?
— Мне не нужны деньги, мне нужна бутылка.

— Господи, давайте я ее вам на обратном пути занесу.
— Нет, пейте здесь.

Вот так бишкекское упрямство разбилось о ташкентский прагматизм. Наша героиня просто оставила бутылку с колой, расплатилась и ушла, бормоча под нос что-то недоброе. Но, как говорится, в чужой монастырь со своим уставом не ходят.

Ташкентцы одеваются очень сдержанно — темные тона, практичные вещи. А вот в Самарканде (мы успели заехать туда на пару дней) буйство красок! Едва ли вы еще где-нибудь встретите на улице юную красавицу с диадемой и малиновыми щечками. Там про нюдовые оттенки косметики и слушать не станут! Местные девушки предпочитают парчу, атлас и стразы.

Любовь к Мирзиёеву

Знаете, что отличает узбекистанцев от кыргызстанцев? Нас хлебом не корми, дай поругать власть.

В Узбекистане же своего президента любят (по крайней мере, все так говорят)

Из диалога с таксистом:

Читайте также:  Обновить покрытие на полу, потратив не более 1000 рублей

— Значит, вы довольны Мирзиёевым?
— Конечно, Шавкат Миромонович молодец, порядок навел.

— То есть при Каримове порядка не было?
— Ну что вы! Ислам Абдуганиевич тоже очень хороший президент.

А теперь представьте, какую правду-матку про наших политиков выдадут бишкекские таксисты в первые пять минут разговора с иностранцами.

Один студент рассказал, что тут благодарность властям возведена в культ: «Иногда ташкентские журналисты берут интервью у иностранцев. Американец или немец долго рассказывает на английском языке про архитектуру, улицы и природу, а журналисты потом накладывают «перевод»: «Спасибо ташкентскому хокимияту и лично мэру за реформы в области туризма».

Однако жители отмечают, что ситуация в стране меняется и пресса в Узбекистане развивается бешеными темпами.

Впрочем, одна дама, учительница из Ташкента, сказала: «А почему это мы не имеем права благодарить власть, если нам все нравится?». Оказывается, так бывает…

Стоит ли ехать в Узбекистан?

Как рассказывают местные жители, зарплаты в Ташкенте невысокие. 100-150 долларов считаются вполне приличным доходом.

Молодые люди стремятся стать милиционерами: во-первых, у них зарплата в разы выше; во-вторых, общество уважает

Если будете в Ташкенте, обязательно сходите в музей искусств. Где еще вы увидите подлинники Айвазовского без стеклянного ограждения? Мы успели обойти все музеи — они того стоят, а также прокатились на двухэтажном экскурсионном автобусе.

Самарканд — это вообще рай для туриста. Главное, не скупитесь на гидов! Так, мы посмотрели обсерваторию Улугбека под байки местного профессора. Он провел экскурсию и даже дал небольшой астрологический прогноз.

Что купить в Узбекистане? Я там набрала чудеснейших платков, а еще самаркандскую халву — она на вкус, как запеченная шоколадная сгущенка. Еще захватила в Бишкек ташкентскую самсу и лепешку — все равно в Узбекистане о диете пришлось забыть!

Хочется рассказать и про местный бизнес. В Самарканде мы разговорились с владельцем небольшого отеля — благопристойным дедушкой, который пытался выведать, что же нам, туристам, надо:

— Все иностранцы спрашивают про какой-то «вай-вай». Я у внука узнал — оказывается, это дорого.
— Лучше установите. Для многих туристов это важно.
— Ну не знаю. Еще думаю чайхану открыть, но гости все время про кофейни спрашивают. Кто будет приезжать в Азию пить кофе?
— Но многие иностранцы привыкли к кофе. У нас в Бишкеке очень много кофеен, и они популярны.
— Чай же вкуснее! Зачем им кофе, не понимаю…

Стоит ли ехать в Узбекистан? Однозначно стоит! Несмотря на схожий менталитет и родственность наших душ, это все-таки заграница. И главное — окунуться в восточную сказку стоит не так дорого. Если, конечно, забыть о стоимости авиабилетов до Ташкента.

Новое в блогах

Что ждет Россию и русских – резня. Исповедь узбека “Вани”.

Оригинал взят у oper_v_zakone в Сценарий резни русских от старого узбека
Первая мысль, когда я прочитал этот материал, была: «Не может этого быть. Слишком жутко и слишком. просто, чтобы быть правдой.»
И вторая мысль: «А ведь есть тут над чем задуматься. »

«Есть у меня один знакомый узбек-гастарбайтер 58 лет, зовут по нашему Ваня, как по ихнему – не помню, да и не важно. Ваня исправно ишачил на стройках с 2002 года, бывал в разных переделках и много чего повидал в России, естественно – негативного. Сегодня Ваня уехал домой в Узбекистан и больше не вернётся – здоровье сильно подорвано, а 3 сына остались где то в Московской области и будут обеспечивать его и мать, отсылая деньги домой. Сегодня перед отъездом Ваня решил рассказать мне одну вещь.

– Уезжаю, хочу поговорить с тобой, – сказал Ваня и закинув в рот нацвая, начал рассказывать.

– Вам, русским, скоро конец. Вы не понимаете – что происходит. Вас скоро будут вырезать. Ну почему вы такие глупые?! Неужели вы не видите – сколько нас, мусульман вокруг вас? Вы что, не видите, как ваше продажное правительство специально завозит нас всё больше и больше? Нас уже много, очень много, а скоро нас станет больше, чем вас.

Мы живём на ваших фабриках и заводах по 300-500 человек, мы не курим, не пьём, не наркоманим. Многие из наших молодых активно занимаются спортом, у всех есть холодное оружие, а у некоторых уже и огнестрельное. Не верь тому, что нам платят копейки. Нам платят больше, чем вам. Например, я на стройке получаю 40-45 тысяч рублей. А вам говорят, что мы работаем за 10 тысяч – вас обманывают, это сказка для участкового, чтобы меньше платить ему “за крышу”. пока платить.

У нас, т.е. у наших руководителей, есть глобальный план. Они не сами его придумали, наши хозяева – они сами пешки, хотя и ездят на дорогих машинах и имеют в собственности магазины, рынки, рестораны.
План этот, скорее всего, придуман даже не вашим правительством, а кем то ещё выше. Он заключается в том, что все мы знаем, что нам делать в час Х.

Мы хорошо организованы. Когда настанет час Х, мы выйдем все и начнём кровавую резню.
Мы припомним вам все унижения, все страдания, которые вы нам причинили за последние 10 лет – как вы презирали нас, как людей третьего сорта, как вы кидали нас на деньги, как травили нас ваши продажные менты.

У нас есть разнарядки – кто кого будет убивать. В первую очередь мы убьём в каждом городе всех ваших ментов, всех чиновников, а так же руководство предприятий, где мы работаем. Мы убьём всех ваших священников и сожжём все церкви и монастыри. Это не составит особого труда.
Более подготовленные из нас займутся уничтожением военных из воинских частей, расположенных в нашей зоне проживания – у нас всё распределено. Затем мы займёмся обычным людом, мы будем убивать вас прямо в ваших кроватях.

О каком ОМОНе, о какой армии ты говоришь?! Нас в Москве и в Московской области, в Питере и Ленинградской области и т.д. и т.п. – больше в десятки раз, чем ваша полиция и армия вместе взятые в каждой области. Нас – легион. У нас грамотное руководство, мы все поделены на отряды, бригады и т.п.
Посмотри гастарбайтерам в глаза – мы вас уже не боимся, как 5-8 лет назад. Мы сильнее, дружнее и организованнее и мы ещё недолго будем жить в вагончиках и подвалах фабрик. Мы будем жить в ваших домах и квартирах, мы и сейчас плодимся и размножаемся в таких условиях, а когда мы переедем в ваше жильё – мы будем размножаться как кролики.

И никто вам не поможет, т.к. ваше правительство, выполнив свою миссию – свалит к тем, кто всё это заказал и проплачивает. А заграница только будет хлопать в ладоши – смотря, как убивают русских.
Они лишь введут сюда свои войска и спецподразделения для ликвидации вашего ядерного оружия, но мы не будем им мешать и позволим забрать всё, что им нужно – это тоже часть этого плана.

Зачем всё это? Это сейчас вы разбежитесь все по лесам, когда всё начнётся, но вы не всегда были такими. Вы – великий народ и поэтому вы должны быть уничтожены, именно как народ со своей культурой и верой.

Зачем я тебе это рассказал? Ты мне не сделал ничего плохого. Я уезжаю и больше не вернусь, т.к. я болею и не могу больше работать. Хочешь совет? Уезжай. Забирай семью и уезжай. Или хотя бы найди себе пока место, куда можно будет свалить при первой же возможности. Где найти, куда ехать – не знаю.

Когда настанет час Х? Никто из нас не знает, но мы ждём. Я думаю, что примерно – лет через 5, одно могу сказать – это будет при нынешнем режиме, при этих людях, кто управляет сейчас вами.
Только они могут дать гарантию своим хозяевам, что выполнят их заказ до конца.

– Ладно, пойду собираться. в Москву скоро выезжать – на поезд. Пока, мент.
Береги себя и семью. Прощай.

p.s.: Записал почти слово в слово, по памяти, как говорится – “почём купил, за то и продаю” – без комментариев.

комментарии жду от вас. »

Комментариев и вопросов на данный момент поступило 1483.
Прочитать их можно ЗДЕСЬ.

Вот как ответил на них автор оригинального материала:

«Спасибо всем за ваши комменты, кроме тех, кто оскорблял в них меня, а также кроме троллей и провокаторов. Мое ПОСЛЕСЛОВИЕ будет в двух частях.

Часть первая: ОТВЕТЫ НА ВОПРОСЫ.

Вопрос 1: сам ли я написал этот пост, или этот пост написан другим автором?
Ответ: сам, со слов рассказчика (узбека Вани), не пользуюсь услугами кого-либо для написания постов.

Вопрос 2: является ли пост заказным, вбросом или провокацией?
Ответ: нет. Пост был написан мною от души, по собственной инициативе, без каких-либо политических целей.

Вопрос 3: является ли пост фейком?
Ответ: нет, пост написан со слов рассказчика, рассказ Вани имел место в день написания поста.

Вопрос 4: верит ли сам автор в то, что рассказал Ваня?
Ответ: верю, но, как сказал тут один комментатор – если разделить всё на 2-3 раза и плюс моё личное мнение (см. ниже – в части 2).

Вопрос 5: пытался ли автор проверить и доказать правдивость Ваниного рассказа путём арифметического сложения “живой силы противника” с русским населением + МВД + армия + ФСБ и т.п.?
Ответ: нет, не пытался и не собираюсь, пост просто написан со слов, при этом мною сделана приписка “без комментариев”, т.к. пост не преследовал цели убедить и доказать читателям, что это правда, пост был опубликован как информация к размышлению.

Вопрос 6: автор сам вообще в теме гастарбайтеров? (“да ты ваще живого гастара видел, общался, чтоб такую ху*ню писать?”)
Ответ: конечно в теме. Я за свой срок службы в ОВД повидал ОЧЕНЬ много гастарбайтеров разных национальностей. Я множество раз участвовал в рейдах по проверке строек, фабрик, заводов, частных владений и т.п., и не просто участвовал – я множество раз общался с ними на протяжении всего срока службы, знаю про них если не всё, то многое.

Вопрос 7: знают ли правоохранительные структуры про подобные планы “понаехавших”?
Ответ: конечно знают. Но сделать ничего не могут – закон тут не работает, не хватает полномочий. Кроме того, на совместных “частных мероприятиях” с сотрудниками другого ведомства – последние прямо заявляли: “нам известны даже их схроны с огнестрельным оружием, гранатами и боеприпасами, они сюда везут героин, часть продают, а часть меняют у наших бандитов и ссученных силовиков на оружие и боеприпасы, мы регулярно документально докладываем об этом высшему руководству, но мало того, что НЕТ КОМАНДЫ НА СПЕЦОПЕРАЦИИ, нам прямо говорят – следить, разрабатывать, документировать, НО – НЕ ТРОГАТЬ, так что ждём команды. не знаем – будет ли она вообще”

Вопрос 8: автор вообще сам русский? И какого вероисповедания?
Ответ: русский, во всяком случае так было написано в советском паспорте в графе “национальность”, тип лица – славянский, но, подозреваю, что имею татарские корни. Православный. Степень веры на данный момент: молюсь как мирянин, исповедуюсь и причащаюсь (только в монастырях), читаю Священное Писание и другую православную литературу, верую во единого Бога нашего Иисуса Христа и в Святую Троицу.

Вопрос 9: кто такой узбек Ваня, существует ли он на самом деле и откуда в его сленге такие фразы, как “нас – легион” (которая и вызвала у некоторых комментаторов недоверие в Ванином существовании). Почему Ваня рассказал менту (!) о таком сценарии? И почему мент не отволок куда надо этого экстремиста-провокатора?
Ответ: узбек Ваня существует. Его папа – кореец, а мама – узбечка. Родился Ваня в 1953 году в Северной Корее и жил там где то до конца 80-х. Получил высшее образование – инженер. Мусульманин, но – неверующий, за годы жизни в КНДР ему привили идеи чухче, но и их он не придерживается, одним словом – атеист. После развала СССР какое то время пытался работать по специальности то ли в Узбекистане, то ли ещё где то в Азии, но жизнь поломала и его занесло в Россию, где он с 2002 года плотно осел в Московской области в качестве простого гастарбайтера. Когда он пытался заявить очередным работодателям о своём образовании (чтобы получить работу посолиднее и денег побольше) – его били свои же коллеги, чтоб не высовывался и максимум, чего он добивался – это становился прорабом, но и то ненадолго – все вокруг воровали, а он воровать не умел, всех обламывал и опять получал в табло от подчинённых.

Всегда читал книги – классику и ещё что то философское, я, честно – не помню. Познакомились мы с ним, когда ППС-ники его в очередной раз привезли к нам в отдел без регистрации и разрешения на работу и его, как обычно, заставили мыть полы в отделе, чтоб отработать штраф за это. Попросил у меня защиты и вообще помощи. Долго говорил, сказал – не могу больше так унижаться, сил больше нет. Менты прессуют, если работал на частном секторе – ещё и бандиты 30% денег забирают, свои коллеги-гастарбайтеры бьют и воруют. Сказал – помоги, денег дать не могу, но всё, что касается ремонта и строительства, составления смет и т.п. – помогу всегда бескорыстно.

Помог. Пристроил его на один стабильный долгострой к одному нормальному русскому человеку, сам не рисовался – хозяин объекта сам построил всех гастарбайтеров и пояснил им, что Ваню трогать нельзя. Ваня был благодарен, каждую неделю пытался накормить меня узбекским пловом, но я как-то плов с узбеками не ем. Часто Ваня помогал мне с ремонтом квартиры и деревенского дома. Ну и, конечно, сливал мне всю информацию про “коллег” – кто куда приехал, сколько человек, на какой объект и т.п. Несколько раз в качестве агента помог с раскрытием мелких хищений на стройках (крали стройматериалы и инструмент).

После моего увольнения общались редко – инфа мне от него стала особо не нужна, а ремонт дома заморожен в виду отсутствия денег на стройматериалы. Последний раз виделись этой зимой и вот теперь один раз – перед его окончательным отъездом, когда он и поведал мне свой рассказ. Попрощались и он уехал.

Резать Ваня никого не собирается, не той он породы. И вообще, признался мне – что не знает, сколько проживёт – весь больной, у врачей здесь ни разу не был, а на родине врачи. ещё те врачи.

Я думаю, теперь вы понимаете полный ответ на этот последний вопрос.

Часть ВТОРАЯ: Моё личное мнение о ситуации с мигрантами из стран СНГ.

Я считаю, что Россия уже полностью зависит от мигрантов, в первую очередь – от азиатов. Мигранты стремительно заполняют нашу территорию, а народ, исконно проживающий на наших землях – и русские и татары и другие коренные народы – просто не имеют никаких возможностей для самореализации, достойного заработка и вообще нормальной жизни. Наиболее продвинутые – уезжают за бугор, особенно молодёжь. Опору нашей экономики уже составляют мигранты. Коренное население занято в основном лишь в сфере услуг и в нефтегазовой сфере, которую власти пока боятся отдать на откуп мигрантам в виду их очень низкой квалификации – так можно потерять всю сферу и нечего будет гнать на Запад.

Властям ОЧЕНЬ выгодны мигранты. Им не нужно нормальное жильё, больницы, школы, детские сады и хорошие условия на работе, соблюдение техники безопасности и т.п. Тем более, при огромном источнике дешёвой рабочей силы, которую устраивает её положение – зачем создавать высокотехнологичные предприятия, закупать новейшую технику, на которой надо учить работать профессионалов? Тысяча таджиков за год голыми руками с 1 мастерком на двоих построит в чистом русском поле новую Пирамиду Хеопса за 1000 рублей в день на человека.

Мигранты выгодны всем ветвям власти: чиновники распиливают под них бюджет, правохранительные структуры берут с них взятки, правозащитники пилят деньги, направленные на борьбу с ксенофобией и т.д. Мигрантам не надо повышать зарплату, как бюджетникам, они не бастуют (пока) и им вообще по фигу, что будет дальше с Россией – им нужны только деньги.

Кроме того – поток мигрантов в Россию очень выгоден властям тех стран, откуда они к нам едут. Ведь кто едет? В основном – молодёжь, горячая азиатская молодёжь, которая в своей стране как раз и устраивает и погромы и цветные революции. Таким образом, поощряя их иммиграцию в Россию, власти этих стран убивают как минимум трёх зайцев: вытесняют молодую протестную биомассу, получают с их зарплат значительный приток денег в свою экономику и мирным путём колонизируют Россию до момента “часа Х”, когда уже можно будет диктовать условия российским властям.

Самое страшное на данный момент, что мигранты совершают более 50% всех преступлений у нас в стране, большинство из них связано с насилием. Ведь очень многих мигрантов кидают на деньги, они теряют работу, а кушать хочется всегда. Они убивают своих коллег за зарплату, совершают кражи, грабежи и разбои. Например, у нас в городе они отнимают сотовые телефоны и деньги у детей и женщин, насилуют и детей и женщин, а у нас в деревне – по ночам воруют кур, коз и овощи с огородов. Кроме того – многие мигранты являются переносчиками страшных болезней – ВИЧа, туберкулёза всех форм, кишечных и кожных заболеваний.

Теперь собственно – про “Час Х”. Посмотрите, что творится в Европе. Там вообще – полный абзац. Когда в нашей стране мигранты обживутся уже основательно и “пустят корни” – поженятся, нарожают детей – они будут ТРЕБОВАТЬ, ибо не долго ещё им оставаться безликой и бесправной рабской биомассой. Они в любом случае вступят в конфликт с местными властями, ощущая себя уже полноправными гражданами страны – они будут требовать пособий на детей и по безработице, достойной зарплаты, больниц и детских садов. А их дети вообще уже будут считать Россию своей родиной.

В любом случае случится кровавый конфликт с коренным населением, который всех этих “благ” уже давно лишён и у которого слишком велик разрыв с мигрантами – в традициях, вере, социальном положении, образе жизни, уровне образования и т.д. За оружие возьмутся и те и другие, и тут надо понимать, что путём бездумных и антинародных реформ власть создала огромную протестную массу внутри страны: бывшие “не прошедшие аттестацию” менты, сокращённые военные и просто коренное население, которое не голосует за “Единую Россию”. Вот тогда и начнётся кровавая баня, НО: А какую позицию займёт тогда власть? Страшно себе представить.

Рассуждать об этом можно бесконечно. Вопрос, как обычно: что делать?
Моё мнение: на уровне федеральной власти – как минимум – немедленно вводить визовый режим с Узбекистаном, Таджикистаном и Киргизией, запретить трудоустройство граждан этих стран без наличия российской визы. Разрешение на работу давать только по приглашению принимающей стороны, берущей на себя полную ответственность за содержание и медицинское обслуживание гастарбайтера. При въезде в Россию каждого гастарбайтера дактилоскопировать (снимать отпечатки пальцев) и фотографировать, заносить эти данные в общую базу. Рабочая виза должна действовать только на территории того региона, откуда поступило приглашение на работу. Отслеживать и контролировать точное местонахождение гастарбайтера, обязать работодателя за неделю до окончания визы гастарбайтера покупать тому билет и отправлять на родину. Рабочие визы давать на срок не более года.
Коренное население должно иметь преимущество в устройстве на работу и чтобы только в случае невостребованности вакансии у коренного населения можно было приглашать на эту должность иммигранта. Так же необходимо упростить коренному населению регистрацию и приобретение огнестрельного оружия для самообороны.

Я не политик и не юрист – это пока всё, что пришло мне сейчас в голову. Тут надо вообще полностью менять весь закон о мигрантах.

Что делать на нашем, бытовом уровне? Опять же – моё личное мнение.
Объединяться. С друзьями, с родственниками, с коллегами, поддерживающими такую же точку зрения. Быть дружнее. Законно вооружаться. Не бухать, не наркоманить. Кому позволяет здоровье – заниматься спортом. Создавать общественные организациии по своим национальным интересам, вступать в диалог с властью, даже если это ПЖиВ – большинство из них живёт здесь и необходимо объяснять чиновникам, что их дети, независимо от пола и возраста – так же могут в любой момент подвергнуться страшному насилию со стороны мигрантов. Объяснять чиновникам, что в случае гражданской или этнической войны – “мест на Ковчеге” им хватит не всем и большинству из них так же придётся защищать свои дома с оружием в руках и что в их интересах, чтобы коренной народ в этот момент оказался на их стороне.

Двигаться, шевелиться, работать. Чтить закон, пока – тот, который есть, но требовать нового. Быть вместе, быть организованными, чтобы как казаки в Ставрополье – в случае опасности по одному телефонному звонку быстро собраться вместе с готовым планом действий.

В принципе – всё. Больше пока не знаю, что сказать. И так пост слишком большой получился.

А, главное забыл: более 20 тысяч просмотров поста про Ваню показало, что большинству из вас – НЕ ВСЁ РАВНО. Даже тем, кто тут крыл меня матом и пытался оскорбить – вам не всё равно. Ведь если вы “по другую сторону баррикад” – вам тоже не всё равно. А если вам просто всё пох – вам станет не всё пох в “час Х”.

10 национальных особенностей узбеков, которые русским людям покажутся странными

У каждого народа мира есть свои особенности, которые являются для них абсолютно нормальными и обыденными, но если в их среду попадет человек другой национальности, он может очень сильно удивиться привычкам и традициям жителей этой страны, потому что они не будут совпадать с его собственными представлениями о жизни. Предлагаем вам узнать 10 национальных привычек и особенностей узбеков, которые могут показаться русским людям удивительными и немного странными.

Они не говорят «нет»

Восточные люди не идут на открытый конфликт и не демонстрируют агрессию — они привыкли быть вежливыми даже в самой сложной ситуации. Эта черта национального характера сформировалась в далеком прошлом: узбеки испокон веков занимались торговлей, а обижать покупателя — не в интересах продавца. Поэтому вам никогда не откажут напрямую, а на любую просьбу ответят традиционно: «Хоп майли» («ладно», «хорошо»). Впрочем, когда будет выполнено обещание — неизвестно: ни в действиях, ни в работе, ни в принятии решений узбеки не спешат. И если окажется, что договоренность нарушена, вам предложат несколько вариантов решения вопроса — вплоть до самых нелепых, лишь бы вы не сердились.

Они не жалеют времени на приветствие

Приветствие — тоже часть традиции: невозможно представить себе узбеков, поздоровавшихся на ходу и побежавших по своим делам. Встречаясь, мусульмане должны обязательно приветствовать друг друга, даже если они враждуют. Сейчас при встрече нужно исполнить определенный ритуал — не только поздороваться, но и от всей души поинтересоваться делами собеседника, причем во всех подробностях: как сам, как дом, как жена, как дети, как хозяйство, полон ли холодильник? Отвечать следует традиционно: слава богу, все хорошо. Все это отнимает немало времени и звучит очень эмоционально, особенно когда встречаются две женщины.

Они наливают гостям половину пиалы чая

Гостеприимство — непреложный закон для узбеков: они привыкли жить большими семьями, в окружении соседей, и общественное мнение для них очень важно. Поэтому гостя готовы принять в любое время и на столе всегда есть конфеты, орешки и другая мелочь. И конечно, никого не отпустят без чая. «Чай не пьешь, откуда силы возьмешь?» — говорят в Узбекистане. Чем больше ценят гостя, тем меньше чая ему наливают, чтобы он чаще обращался к хозяевам за добавкой и дольше посидел. Поднося чай дорогому гостю, правую руку прикладывают к сердцу — в знак уважения. По этому поводу рассказывают анекдот: узбек такой жадный — мало того что полпиалушки чая наливает, так еще и за сердце держится!

Они едят плов в 6 утра

Плов для узбека — больше, чем еда, это предмет культа и часть национальной культуры. «Ты родился — у тебя плов, ты женился — у тебя плов, ты умер — у тебя плов», — шутят в Узбекистане. Это действительно так: любое важное событие отмечается приготовлением блюда из риса, мяса и овощей. Утренний плов варят в огромных казанах к 6 часам, и занимаются этим исключительно мужчины. Такое время было выбрано не сразу: изначально плов готовили к окончанию первой молитвы, то есть к 4 утра, потом перенесли на 7 часов, а затем опять сместили, чтобы люди успевали на работу. Отказаться от приглашения на плов нельзя — это святое.

В каждом регионе Узбекистана свой рецепт кулинарного шедевра, а в Ташкенте работает среднеазиатский центр плова, где продают свадебный плов, украшенный кружочками конской колбасы — казы — и перепелиными яйцами. Плов можно даже увезти с собой из страны — во всех ташкентских супермаркетах продаются консервные банки с этим блюдом, и на вкус оно ничуть не хуже, чем из казана. Так что узбекский плов постепенно завоевывает мир, а в прошлом году его включили в список нематериального наследия ЮНЕСКО.

Они сажают женщин за отдельный стол

В узбекской семье выстроена строгая иерархия взаимоотношений: детей держат в строгости, женщина во многом подчиняется мужу и свекрови, последнее слово всегда остается за мужчиной. Жену уважают как мать, супругу, хранительницу семейного очага, но часто рассматривают лишь как домохозяйку несмотря на то, что свободные женщины Востока занимаются наукой и политикой, заседают в сенате и руководят предприятиями. Главная обязанность женщины — забота о семье и доме. Даже если она работает наравне с мужем, это не отменяет приготовления ужина к его приходу.

До сих пор в быту многие вещи делятся по гендерному признаку: утренний плов готовят мужчины, повседневную еду — женщины, мужчины собираются в чайхане, женщины — во дворе. Раньше дом делился на мужскую и женскую половину, а сейчас на свадьбе и других праздниках мужчины и женщины нередко сидят за разными столами. Даже хоронят их в разных частях кладбища.

Они бросают камешки в праздничное угощение

Еще одно важное узбекское блюдо — сумаляк. В отличие от плова, сумаляк варят лишь раз в году, в один из 40 дней после праздника Навруз. Легенда гласит, что у одной женщины умер муж, она осталась одна с маленькими детьми, семья голодала. Отчаявшись, мать налила в казан воды и бросила горсть проросшего зерна. Пшеница варилась весь день и всю ночь, под утро женщина ненадолго уснула, а когда проснулась, увидела, что казан до краев наполнен теплой коричневой массой. Она накормила детей и угостила соседей, и с тех пор сумаляк готовят только женщины.

Рецепт прост: проросшие зерна пшеницы перемалывают и отжимают, а получившуюся жидкость смешивают в кипящем масле с мукой. На дно казана бросают камешки или орешки — это не дает жидкости подгорать, а тот, в чьей пиале окажется камешек, может загадывать желание. Главный секрет сумаляка: его нужно помешивать непрерывно, на протяжении 12 часов, и в этом процессе участвуют все соседи или коллеги — праздничное блюдо готовят даже во дворах офисов. Считается, что, мешая сумаляк, человек освобождается от недобрых мыслей. Через 12 часов блюдо снимают с огня и накрывают, оставляя до утра. Утром рассматривают рисунок, образовавшийся на поверхности густой массы, и толкуют его значение. Попробовать сумаляк можно не только сразу после Навруза: так же, как и плов, его консервируют и продают в магазинах круглый год.

Они женятся по воле родителей

В Узбекистане настолько уважают мнение старших, что даже в XXI веке будущего мужа или жену своему чаду подыскивают родители. Впрочем, если жених совсем не понравится девушке, она может отказать ему. Самые смелые могут даже познакомиться сами и пожениться без согласия родителей, но это скорее исключение. Как правило, жених и невеста все же вступают в брак, подчиняясь решению старших и почти не зная друг друга. Дальше возможны два варианта развития событий: семья держится на уважении супругов к выбору родителей, а значит, и друг к другу, либо со временем мужчина начинает искать любовь на стороне, а женщине приходится с этим мириться. Разводятся в Узбекистане редко — распадается лишь 15% браков (в России — больше половины), и поводом для расставания скорее станет невозможность иметь детей, чем измена.

Они еще недавно были многоженцами

Узбекская свадьба — грандиозное событие. Просто регистрация — нонсенс для узбеков: а что скажут друзья, соседи, родные? Пригласить на праздник нужно как можно больше гостей, и ради пышного мероприятия даже влезают в долги. Регистрация в загсе сочетается с религиозным обрядом — никохом, без этого вместе жить нельзя. А наоборот еще совсем недавно было можно, чем и пользовались мужчины: проводили никох для второй жены и обзаводились второй семьей. Недавно эту практику запретили, и сейчас разрабатывается закон об уголовной ответственности имамов, проводящих никох для мужчин, уже имеющих одну жену.

Они платят калым за невесту

Перед свадьбой семьи договариваются о том, какой вклад молодые вносят в будущую семейную жизнь. Например, если жених покупает квартиру, невеста — всю обстановку. Оговаривается также размер приданого и калыма — во многих областях до сих пор платят выкуп за невесту. Сумма калыма варьируется от $30 до $5000 в разных регионах.

Выгоднее всего выходить замуж в Хорезме: здесь большую часть свадебных расходов оплачивает жених, он же платит большой калым, и, если мужчина из богатой семьи, к деньгам могут добавить, например, верблюда. В последнее время особенно ценятся девушки с высшим образованием (лучше медицинским или педагогическим) — в этом случае сумма калыма может вырасти в несколько раз. А вот в Ташкенте расходы ложатся на плечи родителей невесты — они должны дать ей солидное приданое, чтобы удачно выдать замуж.

Они решают проблемы всем миром

Узбек живет в большом сообществе, модель которого представлена в городском квартале — махалле. Здесь действует своеобразная система местного самоуправления: жители объединяются в общину и решают проблемы вместе. Если во многих мусульманских странах махалля — это лишь народный обычай, то в Узбекистане ее статус закреплен на законодательном уровне. Община выбирает комитет, подотчетный органам власти. Члены комитета выдают справки при поступлении в вуз и трудоустройстве, а при разводе беседуют с супругами и дают им время на размышление. Многие вопросы в махалле решаются методом хашара (добровольного безвозмездного труда): благоустройство и уборка улиц, ремонт или даже строительство. И если соседи помогают кому-то построить дом, то хозяин готовит для всех участников хашара, конечно же, плов!

Ссылка на основную публикацию